БХАГАВАДГИТА с комментариями Вишну Ачарьи

Перевод с санскрита, исследования и примечания В.С. СЕМЕНЦОВА

Глава 1

Дхритараштра сказал:

1. Что свершали — скажи, Санджая, — сыновья мои и Пандавы,

ради битвы сойдясь на поле Курукшетры, на поле дхармы?

Санджая сказал:

2. Пред собою тогда увидев строй Пандавов, к бою готовых,

царь к учителю шаг направил, ему слово Дурьодхана молвил:

3. «Посмотри, учитель, на это сынов Панду мощное войско!

Ученик твой, потомок Друпады, его к битве построил искусно.

4. Эти лучники, эти герои не уступят Арджуне с Бхимой:

здесь Вирата и Ююдхана, колесничий великий Друпада,

5. Дхриштакету и Чекитана, и Бенареса царь отважный,

Пуруджит, за ним Кунтибходжа, бык средь Бхаратов — царь страны Шиби.

6. Вон стоят Юдхаманью смелый, Уттамоджас несокрушимый,

сын Субхадры, сыны Драупади — в колесничном бою нет им равных.

7. А вот лучшие среди наших, знай о них, о дважды рожденный;

их назвав, я тебе перечислю предводителей нашей рати.

8. Это ты, учитель, и Бхишма, Карна, Крипа непобедимый,

и Викарна, и Ашваттхаман, и прославленный сын Сомадатты.

9. И других здесь немало героев, для меня не щадящих жизни:

они опытны в ратном деле, всевозможным владеют оружьем.

10. Оба войска сравнив, убедишься — нас враги превосходят в силе:

ведь у нас во главе — старый Бхишма, а у них — ужасающий Бхима.

11. Пусть же каждый боец в нашей рати, где б ему ни пришлось сражаться,

помнит прежде всего о Бхишме, пусть он Бхишму всегда охраняет».

12. Чтоб вдохнуть ему в сердце отвагу, львиный клич издал тогда Бхишма,

в свою раковину боевую протрубил старейшина Куру.

13. Тотчас раковины и литавры, барабаны, кимвалы, трубы

тишину разорвали на поле — был их рев громогласный ужасен.

14. Со своей большой колесницы, запряженной четверкою белой,

Панду сын и потомок Мадху в свои раковины затрубили.

15. В Девадатгу трубил Арджуна, в Панчаджанью дивную — Кришна;

Волчье Брюхо, убийца свирепый, дул в гигантскую шанкху Паундру.

16. Кунти праведный сын Юдхиштхира протрубил в Анантавиджаю,

близнецы Сахадева с Накулой — в Манипушпаку и Сугхошу.

17. Царь Бенареса, лучник отменный, колесничий великий Шикхандин,

и Вирата, и Дхриштадьюмна, с ними Сатьяки непобедимый,

18. И Друпада с сынами Драупади, и Субхадры сын мощнорукий —

все они, о владыка, разом в свои раковины затрубили.

19. Этот звук переполнил уныньем сыновей Дхритараштры несмелых,

тяжким гулом своим, ужасный, сотрясал он небо и землю.

20. И затем, пред собою увидев сыновей Дхритараштры в шеренгах,

подняв лук — ибо уж начиналась между лучниками перестрелка, —

21. Хришикеше промолвил слово с Хануманом на знамени воин:

«Между армиями поставь колесницу, Неколебимый.

22. Рассмотреть мне б хотелось поближе этих воинов, жаждущих битвы;

с ними вскоре померяюсь силой я в сраженья труде опасном.

23. Я желаю узреть Кауравов, здесь стоящих, к бою готовых,

всех, стремящихся сделать благо Дхритараштры зломудрому сыну».

24. О сын Бхараты! Слово такое услыхав из уст Гудакеши,

колесницу великую Кришна меж обеих армий поставил,

25. Перед воинами и царями под водительством Бхишмы и Дроны,

и сказал: «Посмотри же, Партха, на собравшихся вместе Куру!»

26. И тотчас сын Притхи увидел пред собою отцов и дедов,

также дядей, наставников, братьев, сыновей, и друзей, и внуков,

27. и товарищей давних, и свекров, разведенных по ратям враждебным.

Всех их рядом — весь род свой увидев, сам себя истребить готовый,

28. потрясенный скорбью великой, сокрушенный, сказал Арджуна:

«Когда вижу я родичей этих, что сошлись сюда, Кришна, для битвы,

29. мои члены никнут бессильно, рот от ужаса пересыхает,

сотрясается дрожью тело, волоски подымаются дыбом.

30. Моя кожа горит; лук Гандиву эти руки вот-вот уронят;

подкоситься готовы ноги, как потерянный, ум блуждает.

31. Не провижу благого исхода, коль убью своих родичей в битве,

отовсюду знамения злые на меня наступают, Кешава.

32. Я не жажду победы, Кришна! Ни богатств мне не надо, ни царства.

Что за радость нам в царстве, Говинда, что за польза в усладах, в жизни?

33. Ведь все те, для кого нам желанны удовольствия, царство, услады,

здесь сошлись в этих ратях враждебных, презирая и жизнь и богатства.

34. Здесь отцы и наставники наши, сыновья здесь стоят и деды,

дядья, внуки, шурины, свекры, друг на друга восставшие в гневе.

35. Пусть меня убивают; но я их не убью, о Убийца Мадху!

Над тремя мирами я власти не желаю. К чему тогда царство?

36. Не прибудет нам радости, Кришна, от убийства сынов Дхритараштры;

лишь грехи мы свои умножим, поразив этих воинов гневных.

37. Потому — убивать нам не должно ни сынов Дхритараштры, ни прочих.

Как мы сможем потом наслаждаться, осквернив себя родичей кровью?

38. Ослепленные жадностью, эти уж не видят, не различают

в истреблении рода — скверны и в предательстве — преступленья.

39. Но ведь мы все то зло провидим, что грядет от погибели рода:

разве можем мы не отвратиться от подобного злодеянья?

40. С истреблением рода гибнут неизменные рода законы;

если ж гибнет закон, то род весь погружается в беззаконье.

41. С воцарением беззаконья развращаются женщины рода;

когда женщины рода растлились, наступает всех варн смешенье.

42. Варн смешенье приводит к аду весь тот род и губителей рода,

ибо падают в ад их предки без воды и без жертвенных клецек.

43. Так злодеи, рода убийцы и виновники варн смешенья

растлевают и каст законы, и законы вечные рода.

44. О Джанардана! Все те люди, чьи законы рода растлились,

обретают в аду жилище — так нас учит святое шрути.

45. Что за грех великий, о, горе, совершить приготовились все мы!

Ведь родных мы убить готовы, вожделея услад и царства.

46. Пусть меня, безоружного, ныне убивают сыны Дхритараштры:

я не стану им сопротивляться — смерть такая мне будет не в тягость».

47. Так сказав, среди битвы Арджуна на сиденье упал колесницы,

лук отбросив и стрелы, с душою, пораженной тяжким страданьем.

КОММЕНТАРИИ: В этой главе объясняется, что Бог присутствует во всём, что нас окружает, даже в тех людях, которые кажутся нам врагами. Господь сказал: “Не бойся, Я всё контролирую, ты под Моей защитой!” Другими словами, в этих фразах раскрывается смысл того, насколько обычный человек смотрит на все события сквозь призму своего эго. Арджуна смотрит как человек, со своим эго и материальной точки зрения. Господь же видит, как сделать так, чтобы было хорошо всем. Он говорит: “Не смотри на всё своим привычным взлядом, так, как ты привык видеть.” Это внутренний диалог человека и Бога при возникающих сомнениях. Арджуна здесь символизирует ум человека, он восседает в колеснице. Это колесница сознания человека. Управляет же колесницей Господь и направляет её в ту сторону, которую необходимо. В идеале, Господь ведёт человека, ведёт его ум, который или полностью сдаётся на милость Всевышнего и следует за Господом, или ведёт себя сам. В какой-то момент Арджуна остановился и сказал: “Подожди, я не могу так.” В этот самый момент и состоялся диалог Арджуны, то есть ума человека, и Господа. Арджуна размышляет, как он может убивать своих родственников, братьев и близких. Тогда Господь объясняет, в чём смысл жизни и рассказывает, как нужно действовать не с позиции ума.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *